ВЫСТАВКА-ОТКРЫТИЕ

ГОРОД В ЛИЧНОЕ ВРЕМЯ


09.12.2016-02.02.2016



Художники-участники выставки размышляют на темы фундаментальных параметров современности, такие как жизнь человека в мегаполисе и поиск им своего места внутри сложного, порой турбулентного, политического и социального мироустройства. Всех художников объединяет пристальное внимание к тому, как сегодня трансформируется городская среда и какие последствия эти перемены несут отдельному индивидууму и обществу в целом. Очевидно, что для художника с его обостренной чувствительностью к тому, что происходит в окружающем мире, город и время максимально персонализируются – и возникают разные сценарии их осмысления и переживания. Создавая же художественные произведения и перенося их в выставочное пространство, современные художники тем самым как бы объявляют войну забвению, которое угрожает любому объекту в его нескончаемом путешествии внутри тысячи пространств и ситуаций, встречающихся в потоке жизни. Угрозу забвения нельзя назвать новой, каждое поколение художников в той или иной мере сталкивалось с тревогами, вызванными возможностью незаметно раствориться в мировой истории. Однако именно сегодня, в эпоху перепроизводства информации и образов, концентрируемых в мегаполисах, проблема выпадения из пространства коллективного внимания, а, следовательно, и из истории событий, обретает особенно заметные очертания. Поиску оригинальных выходов из этой ситуации, равно как и наблюдениям за живой или воображаемой художниками тканью городских будней, посвящена настоящая выставка.
В выставке примут участие Кирилл Басалаев, Ильмира Болотян, Зина Исупова, Дмитрий Лукьянов, Андрей Сяйлев и Илья Федотов-Федоров.

Кирилл Басалаев      /      Ильмира Болотян      /      Зина Исупова      /      Дмитрий Лукьянов      /      Андрей Сяйлев      /      Илья Федотов-Федоров

О работах выставки

Кирилл Басалаев

Кирилл Басалаев работает с материалами, составляющими «скелет» и «кожу» города, главные среди которых бетон и шпаклевка. Кажущиеся подавляющими и безжизненными, на самом деле эти бетонные конституции несут на себе следы человеческого. Именно поэтому они и привлекают внимание Басалаева в его проекте «Городские композиции». При переходе от работы к работе и внимательном всматривании в их фактуру, у зрителя сразу же возникает вопрос-ассоциация. Что считать историческим обликом города, который надо сохранить для потомков, лощено-глянцевые фасады домов или те, что потерты временем и хранят видимые следы человеческого присутствия?

Дмитрий Лукьянов

В фотопроекте Instant Tomorrow Дмитрий Лукьянов обращается к потенциальному технократическому мироустройству будущего, бесповоротно обезличившему человека. В наш информационный век образы человеческого будущего в творчестве самых разных авторов (будь то современный художник, кинорежиссер или писатель-фантаст), начали обретать единое основание – дизайн общества, измененного Интернетом, который стал инструментом тотальной универсализации человеческого бытия, свободным пространством с горизонтальными связями. Лукьянов вступает с этой новой реальностью в особый диалог, пытаясь обнаружить здесь и эстетические трансформации, которые в этой ситуации смогла бы претерпеть российская действительность. Его персонажи живут в однотипных стерильных квартирах, их существование спокойно и безмятежно, а повседневность растворена в скуке и предсказуемости, в то время как будущее по всей видимости уже наступило.

Ильмира Болотян

В основе живописной серии Ильмиры Болотян «Метрореализм» – исследование социальной ткани сегодняшней Москвы. Создавая свои отвлеченно-лиричные портреты пассажиров метро – важнейшей транспортной артерии, пульсирующей внутри мегаполиса – художница пытается идентифицировать и найти себя в «других». Для нее практика фотосъемки и последующего портретирования – это попытка осознать и проанализировать свою соотнесённость и в то же время разобщенность с судьбами тысяч других пассажиров метро, которые проносятся мимо нас в потоке жизни, чтобы безвозвратно исчезнуть.

Андрей Сяйлев

Художественная практика Андрея Сяйлева неразрывно связана с экспериментами над пластическими приёмами и фактурами, но этим не ограничивается. Соединяя в работах серии «Структуры» фрагменты обшивки зданий и обрывочные изображения случайных предметов повседневного обихода, Сяйлев размышляет на тему абстракции в ее взаимоотношениях с реальностью материального мира. Равно как и об утрате обществом единой картины мира, ее распада на разнородные фрагменты. Несколько иной подход художник осуществляет в живописных работах серии «Состав», где он переносит на холст картину, знакомую каждому,кто хоть раз оказывался на вокзалах в ожидании поезда. Речь идет о внешнем виде, точнее сказать о измученных временем и российским климатом поверхностях, проезжающих мимо нас ветхих вагонов, стоящих на запасных путях, и, казалось бы, уже мертвых. Но в последнем случае вдруг возникает ощущение, что из-под слоев ржавчины и шелушащейся с них краски начинает проступать некий образ страны, ее недавней истории.

Зина Исупова

Зина Исупова в своей серии Underground Resistance обращается к скрытому от посторонних глаз подземному пространству города. Проектируя макеты срезов бункеров-схронов, художница выстраивает ряд ассоциаций, в массовом сознании прочно ассоциирующихся с постапокалиптическим или антиутопиями. Исупову интересуют мир и общества, которые радикально изменились из-за войн и глобальных катаклизмов, тем самым трансформировав и положение художника в этой травматической конфигурации. Художница несомненно отдавая себе отчет в том, что наша современность на самом деле давно уже существует в режиме чрезвычайного положения, видит будущее человечества и искусства в тревожных тонах.

Илья Федотов-Фёдоров

Несмотря на то, что природа представляет собой по сути обособленный от человека универсум, она включена в его жизнь, а следовательно – и в пространство города, где зачастую обретает формат «живых уголков». Илья Федотов-Фёдоров в проекте “Позиции в углу” фокусирует внимание именно на них, воссоздавая или, наоборот, фрагментируя воспоминания о школьном «живом уголке» с его обитателями, а также аквариумами, клетками и террариумами. Таким образом художник рассматривает и представляет природу как некий универсальный язык, который, с одной стороны, требует классификации, а с другой – стремительное распадается на отдельные фрагменты, в каждом из которых мир мог бы начаться и закончиться как единое целое.